среда, 31 мая 2017 г.

Пенсии россиян не будут расти до 2035 года.

     
В целевой вариант макропрогноза-2035, предполагающий повышение экономического роста России до темпов выше среднемировых, Минэкономразвития закладывает почти нулевой реальный рост пенсий на ближайшие 20 лет.

Повышать темп роста экономики в целевом варианте предлагается за счет увеличения численности занятых, повышения инвестиционной активности и производительности труда. Рост занятости достигается в том числе за счет повышения пенсионного возраста – до 65 лет для мужчин и до 63 лет для женщин, следует из представленных в прогнозе демографических параметров. Число пенсионеров к 2035 г. сокращается на 23%, или на 7 млн человек, в сравнении с 2017 г. (без реформы – увеличивается на 5,4 млн человек) при росте занятых на 1 млн (без реформы – сокращение на 3,2 млн).
   Однако повышение пенсионного возраста сопровождается резким падением уровня пенсий: их отношение к зарплате (коэффициент замещения) падает с текущих 35% до 22%. Таким образом, от реализации плана повышения темпов экономического роста как минимум пятая часть населения не только ничего не выигрывает, но, наоборот, проигрывает: их доходы в сравнении с другими сильно сокращаются.
Двойное сокращение – коэффициента замещения и числа пенсионеров – почти вдвое снизит отношение пенсионных выплат к фонду оплаты труда – с 28 до 15%. Тогда инвестиции смогут расти в 1,5–2 раза быстрее экономики, производительность – быстрее зарплат.
Зарплаты и доходы ближайшие два десятилетия будут расти медленнее, чем экономика, рост которой, по прогнозу, тоже будет невыдающимся.
   В случае успешной реализации реформ экономический рост достигает 3,5% к 2026 г., затем несколько замедлится, но к тому времени мировой рост будет ниже, рассчитывает Минэкономразвития. В итоге реальные доходы населения, за последние три года упавшие на 10%, только к 2022 г. достигают уровня докризисного 2013 года, следует из прогноза.
     В сравнении с 2016 г. доходы за 20 лет увеличиваются на 55%, реальные зарплаты – на 56,5%, экономика – на 78%, а пенсии – всего на 2,5%. Их рост возобновится в 2024 г., до 2022 г. в реальном выражении они будут сокращаться, предполагает Минэкономразвития. В итоге к 2035 г. пенсии останутся на 4% ниже уровня 2013 г.
   Страховые пенсии в целевом варианте увеличиваются ежегодно с 1 февраля на инфляцию прошедшего года, поясняет чиновник Минэкономразвития. Дополнительно предусматривается повышение пенсий с 1 апреля в соответствии с ростом доходов Пенсионного фонда – но не более 1% в год. В расчетах заложена индексация пенсии только неработающим пенсионерам, уточняет он.
Из прогноза следует, что при 2,5%-ном реальном росте страховых пенсий пенсии неработающих пенсионеров за 20 лет увеличиваются в реальном выражении на 20%. Это означает, что в пересчете на сегодняшние рубли средняя страховая пенсия в 2035 г. составит, как и ныне, чуть более 13 000 руб., а пенсия неработающего пенсионера увеличится примерно до 15 500 руб.
   Это очень странно, если экономия от повышения пенсионного возраста не направляется – хотя бы частично – на пенсии, а полностью идет на что-то другое, очень жесткий сценарий, удивляется эксперт, попросивший не называть себя, чтобы не ссориться с Минэкономразвития. Все последние предлагаемые новации в пенсионной сфере, например перевод фиксированной выплаты на бюджет или экономия на трансферте, похожи на попытку сделать из страховых пенсий пособие по бедности, тревожится замдиректора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Юрий Горлин.
     Повысить пенсионный возраст до 65 лет для мужчин и до 63 лет для женщин предлагает Центр стратегических разработок (ЦСР), и, судя по расчетам Минэкономразвития, оно этот вариант поддерживает. Однако у ЦСР повышение возраста и другие меры по ужесточению условий назначения страховых пенсий предполагают их поддержание примерно на текущем уровне: не менее 34% от зарплаты. Повышение пенсионного возраста дает некоторую экономию, было бы справедливо поделиться ею с пенсионерами, говорила директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева, речь о повышении пенсионного обеспечения сейчас действительно не идет, даже реализация всего комплекса мер, предлагаемых ЦСР, позволяет лишь удержать соотношение пенсий и зарплат на социально приемлемом уровне.
Фактическое замораживание пенсий на 20 лет – это какие-то фантазии, считает замдиректора Института социальной политики ВШЭ Оксана Синявская, это социально опасно. Подобные прогнозы, видимо, просто плохо просчитаны и не учитывают, как они соотносятся с реальностью, полагает она.
То, что снижение нагрузки на труд приведет, высвободив средства предприятий, к росту инвестиций, – это совершенно нереалистично, считает главный экономист БКС Владимир Тихомиров. Низкий рост инвестиций – общемировая проблема, отмечает он: компании не инвестируют, несмотря ни на исторически низкие ставки, ни на колоссальные средства на балансах. Когда спрос не растет – нет смысла вкладываться в расширение: крайне сомнительно, что в России может быть наоборот, говорит он. Хотя, с другой стороны, сокращение издержек действительно дает стимул инвестициям, продолжает он, но они направлены на автоматизацию, роботизацию, т. е. сопровождаются сокращением рабочих мест – это ведет к росту производительности труда, но не к росту занятости. Ситуация усугубляется ростом численности пенсионеров, в итоге государства вынуждены сокращать прежние социальные обязательства. К 2035 г. эти мировые тенденции докатятся и до России, предвидит Тихомиров.   

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...